вход на сайт

Войти Зарегистрироваться

«Информация для медицинских работников / первый живой профессиональный портал для практикующих врачей»

Выбор направления медицины

Информационный блок

Новое на портале

Размер текста
Aa Aa Aa

Интервью с Сиренко Ю.Н.

Ненашева Елена (добавил(а) 6 апреля 2010 в 13:59)
Добавить статью Распечатать

Юрий Сиренко – один из виднейших специалистов Института кардиологии имени Н.Д. Стражеска НАМН Украины, заведующий отделом артериальной гипертензии, главный внештатный специалист Министерства здравоохранения Украины по специальности кардиология.

– Виртуальное кресло главного специалиста имеет одно преимущество – помогает поставить более точный диагноз болезням отрасли здравоохранения. Ваш диагноз?

Можно диагностировать крах системы медицинской помощи в стране.

Сегодня даже руководство – министр, заместители, депутаты Верховной Рады понимают, что профессия врача перестала быть престижной. И что придет время, когда наступит полный коллапс – то есть, если сегодня по некоторым специальностям укомплектованность врачами составляет менее 60%, причем большая часть – пенсионеры, то в будущем эти специальности прекратят свое существование. А связано это с тем, что стране врачи не нужны. Кроме несчастных пациентов, толпящихся под дверями врачебных кабинетов.

– То есть, народу врачи нужны?!

– Ему – да, но, учитывая систему управления, избранную нашим народом, – ей мы не нужны. Это и есть самая болевая точка.

Есть ли надежда на реанимацию тяжело больной медицины?

Реанимация всегда возможна. Но нужно сначала определиться, что делать: реанимировать старое или строить новую систему. Сейчас мы безнадежно пытаемся скрестить ужа с ежом – советскую систему здравоохранения Семашко с капиталистическим подходом к медицине – и говорим о бесплатной медицине – с одной стороны, и страховой – с другой. Но это очень разные вещи! Идеальный вариант системы и для пациента и для врача – когда врач не будет задаваться вопросом об оплате, раз и навсегда получив статус востребованного обществом и государством работника, с соответствующим вознаграждением. Не выпрашивать, не требовать, а получить достойную оплату за свою работу. Да, врач должен просто работать, делать свое дело, выполнять свой долг. К сожалению, общество вырастило уже целое поколение медицинских работников, которые мыслят иначе – пальцем не пошевелят, пока не узнают о размере вознаграждения, которое их ждет после выполненной ими работы.

– Возможно таково влияние зарубежных тенденций, например, американских?

Нет, в США врач никогда не заикнется о размере денежного вознаграждения. И еще – в этой богатой стране пытаются использовать максимально дешевые технологии, есть такое понятие костэффектив (cost effective – экономичный) – соотношение стоимости к эффективности, его ставят в основу всего лечения. Страховая компания никогда не заплатит ни цента больше, чем положено для лечения. И если костэффектив будет слишком высоким, а эффективность – низкая, то этот метод никогда не пойдет в практику. У нас – при нашей нищете, мы используем самые дорогие технологии, в том числе диагностические и лечебные подходы, не задумываясь, что это нам не по карману. Можно использовать более простые и не менее эффективные подходы, которые увеличат возможности нашего здравоохранения.

–Какой хотели бы видеть нашу медицину лет через …дцать?

– К сожалению, моя врачебная практика не приносит мне нормального материального достатка. Я научился зарабатывать себе на жизнь другими путями – читаю лекции, пишу книги, занимаюсь исследованиями новых фармакологических препаратов – но это не относится к тому, чем я бы хотел заниматься – я люблю лечить больных. Но, увы, в нашей стране лечебный процесс не приносит врачу материального достатка. Исключение составляет врачебная практика в известных частных клиниках, где врач хорошо зарабатывает и занимается любимым делом – лечит! Вот это моя мечта. И не думать, каким дешевым индийским генериком заменить пациенту необходимое ему дорогое лекарство!

– Удручающе выглядит продолжительность нашей жизнь на фоне библейской формулы «…и умер в старости доброй, престарелый и пресытившийся жизнью…». Природой заложено медленное, но достойное угасание человека. Аврааму было 175 лет от роду, его жене 127, и другим патриархам не менее 120 лет – так свидетельствует Библия. Что случилось с человечеством? Утерян секрет долголетия?

– А вспомним персидскую поэму «Шахнаме» Фирдоуси? Его герои жили еще дольше. В чем секрет? Наверное, в древности понимали и ценили жизнь. Длительность жизни зависит от очень многих поведенческих факторов. Мы сами себе укорачиваем жизнь, прежде всего стрессами и едой. «Ртом роем себе могилу» – едим не умеренно, и что попало. А лежит эта проблема в корнях воспитания. Американцы, например, в начале 70-х годов затеяли масштабный проект. Возник он из-за переедания, нация стала безмерно толстеть – доступная и дешевая еда стала бичом. Правительство начало предпринимать меры по защите здоровья своих граждан – был введен проект «борьба с факторами риска». И реализовали его. Сегодня каждый американец знает, какой у него уровень холестерина. Так воспитали поколение, объяснив, что высокий холестерин – это плохо. И кривая смертности пошла резко вниз. А у нас – кривая смертности идет вверх. Наша пропаганда абсолютно не работает на здоровье нации. Пропагандируют партийные блоки, пиво, мобильные телефоны – и ни слова о здоровье нации. А здоровье нации это: отказ от курения, больше двигайся, правильно питайся, чаще меряй давление и проверяй уровень гемоглобина и сахара. Все! Простейшие вещи. А в результате – подаришь себе еще 10-20 лет жизни. В начале 70-х годов продолжительность жизни в СССР и уровень смертности ничем не отличался от показателей в западных странах. А почему? Потому что у нас тогда действовала профилактическая программа, именуемая «диспансеризацией». Система здравоохранения Семашко позволяла при минимальных вложениях получать максимальный результат. Разве стрептомицин победил туберкулез в Советском Союзе? Нет, туберкулез победила организация системы здравоохранения, то есть система профилактической проверки здоровья населения. Рентген, анализ крови, осмотр терапевта, у женщин – осмотр гинеколога – это было обязательным. А сколько жизней было спасено благодаря этим профилактическим мерам? Сотни тысяч! А сейчас? Самое интересное – этого никто не отменял, на бумаге оно присутствует – необходимость диспансеризации. На практике – давно умерло. Почему? Не оплачивается, не финансируется. А бесплатно (добровольно) означает: хочу – делаю, хочу – не делаю. То есть, программа не работает. И еще – поинтересуйтесь: есть ли в нашем Минздраве департамент, который занимается профилактикой заболеваний. И Вам скажут, что ни департамента, ни отдела подобного направления в Министерстве уже давно нет.

– Японские врачи лет десять назад ввели новый диагноз «синдром разбитого сердца», когда уровень адреналина, гормона стресса, повышается у больного в 2-3 раза выше, чем у инфарктных больных. Этот диагноз, по мнению японцев, возникает у людей, переживших любовную неудачу. Насколько велика роль гормонов в работе сердца?

– Если говорить о гормонах вообще, то это вопрос об устройстве мира. Деятельность же сердца регулируется сердечно-сосудистой системой, регулируется гормональными факторами. Мы называем «нейрогуморальный фактор», подразумевая, что не все эти соединения, частицы официально признаны гормонами. То есть, это биологически активные соединения, под влиянием которых происходят те или иные изменения в деятельности сердца и сосудистой системы. Но их настолько много…и рассматривать один из этих факторов – «адреналина много, а всего остального мало» – такого не бывает. Исключение составляют заболевания, когда есть опухоли, которые выбрасывают адреналин. Мы должны рассматривать все во взаимосвязи. Иначе это просто дань моде, которая, как известно, быстро проходит. Наука развивается по спирали, а мы иногда выхватываем информацию этакими «окнами». Лет пять тому назад я был в США на ежегодной конференции общества по гипертензии, где президент общества прочел лекцию о связи генетики с артериальной гипертензией. Это было время, когда расшифрован был геном человека и все с нетерпением романтиков ожидали неожиданных новостей. И оказалось, что генов, с которыми связано повышение давления – более 5 тысяч, а генов, с которыми связано снижение давления – 3,5 тысяч. Сколько миллиардов комбинаций может возникнуть?! Я видел лицо американского ученого, известнейшего мирового специалиста, который сказал: «Представьте, во что мы «влазим» – своими грубыми методами и примитивными представлениями! И пытаемся влиять на эти процессы!».

Но, пришел пациент – и от возвышенной науки, из заоблачной выси он возвращает врача к реальности – лечить. Этими самыми грубыми и примитивными методами…

– На одной из научно-практических конференций Вы сказали, что от неправильного лечения пациента могут быть всемирные осложнения. И напомнили историю Франклина Рузвельта, бывшего президента США.…

– Да, это была годовщина Ялтинской конференции, по телевидению часто показывали фотографию Сталина, Черчилля и Рузвельта в Ливадийском дворце. Эти три политика в то военное время вершили судьбами мира. И все они – три мировых лидера – умерли от инсульта. У каждого из них было повышенное артериальное давление. Сегодня мы знаем много методик, способных предотвратить инсульт. Так вот, если бы их правильно лечили, насколько бы это изменило мировую историю?

– Как Вы относитесь к идее Николая Рериха, что сердце способно мыслить самостоятельно, обладая собственным опытом?

– Я отношусь к этому, как к поэтическому образу. Сердце – это насос, который всю жизнь занят одним делом – он качает кровь, в том числе и для мозга. К нему нужно относиться с очень большим уважением. Не удивительно, что его поэтизируют и воспевают. К тому же, сердце может вырабатывать некоторые вещества-гормоны, которые могут вмешиваться в регуляцию некоторых процессов.

– Артериальную гипертензию называют «немой убийца», ибо человек ходит «по краю пропасти», не ощущая симптомов наступающей беды. Почему так происходит?

– Физиология кровообращения предусматривает, что давление может повышаться до очень больших величин при выполнении интенсивных нагрузок. Площадь капиллярного русла, через которую проходит кровь в мышце, увеличивается в десятки раз, поэтому сердце увеличивает свой выброс в десятки раз, давление вырастает до колоссальных величин – и это нормально. Прекращаем нагрузки – давление тут же снижается. Так происходит у здорового человека. Такой процесс можно сравнить с работой тахометра (показатель оборотов двигателя) – есть такой прибор в двигателе. Разгоняясь от светофора до светофора на автомобиле, разгоняешься, тормозишь и стараешься, чтобы тахометр был на одной и той же величине.Так и наше давление – оно в полной зависимости от интенсивности той нагрузки: эмоциональной или физической, которую мы даем организму. У здорового человека прекращение нагрузки означает вернуться к холостым оборотам. А у больного человека – то есть при плохой настройке двигателя – двигатель продолжает вхолостую работать на высоких оборотах. Собственно вся проблема артериальной гипертензии в том, что система трубок и насосов, которая рассчитана на одно давление, эксплуатируется с совершенно другой нагрузкой, что приводит к быстрому изнашиванию сосудов и короткой продолжительности жизни.

– «Французский парадокс» – о пользе красного вина и средиземноморской диеты в борьбе с болезнями сердца – этот удивительный феномен достоин подражания?

– Особенности характера питания средиземноморских народов, в том числе ежедневное употребление одного-двух бокалов вина, употребление большого количества морепродуктов, свежих овощей и фруктов действительно может влиять на продолжение жизни. Этот феномен достоин внимания и подражания, по заболеванию атеросклерозом французы имеют один из самых низких показателей в мире. Однако, с артериальной гипертензией – у них другая история: каждая осень приносит эпидемию инсультов. Случается это после «праздника божоле» – праздника молодого вина. Красный виноград и твердые сыры содержат аминокислоту, которая является предшественником синтеза норадреналина и адреналина. Выпив пару бутылок красного вина и закусив приличным куском твердого сыра, человек получает повышенное давление и в результате – нарушение мозгового кровообращения. Это тот феномен, которому лучше не подражать.

Почему люди боятся заболеть раком, а не боятся получить инфаркт?

Просто люди этого не понимают. Когда сердце становится несостоятельным как насос – мы говорим сердечная недостаточность – это хронический синдром, когда человек начинает медленно умирать. С того момента, как человеку поставлен этот диагноз – это во всем мире, не только в Украине – пятилетняя смертность составляет примерно 60%, это больше, чем при любой онкологии. К сожалению, немногие врачи об этом знают. Все боятся рака, понимая, что рак – это боль. А больное сердце? Задыхаться, захлебываясь водой из собственных легких – это очень мучительно.

– Насколько тяжело переносят стрессы сами врачи? Можно ли назвать профессию врача безопасной?

– Чем хороши американцы? Они подсчитывают все на свете. У них есть исследования, которые показывают, что во врачебной профессии на первом месте в рисках смертности стоят хирурги. Да, их труд оплачивается высоко, нейрохирурги, кардиохирурги – одни из самых высокооплачиваемых в мире профессий. Но каков риск, такая и оплата. А на последнем месте риска смертности стоят дерматовенерологи. Уровень хронического стресса у них совершенно другой. Нет, профессия врача уже давно перестала быть безопасной.

– Врачи-кардиологи всегда отличались широтой мышления, потенциалом. Идут ли они сегодня в ногу со временем? Или где-то «прихрамывают», не используя свои возможности?

– Я бы разделил наши возможности на два направления. Первое – научные открытия, они несут возможный потенциал. Второе – практические четкие разработки, потенциал которых доказан. Почему-то у наших людей вызывает интерес то, что еще неизвестно. А то, что известно, может стать ежедневной рутиной – и поможет совершить переворот – это нас не интересует.

Что сегодня для медицины, вообще, и кардиологии, в частности, важно?

Нам нужно заниматься профилактической работой – это раз. Нам нужно использовать имеющиеся в стране уникальные технологии для лечения наших больных – это два. Самое большое достижение в фармакологической терапии для больных сердечно-сосудистыми заболеваниями – это применение статинов. Что такое статины? Это класс препаратов, снижающих уровень холестерина в крови. Статины совершили революцию в кардиологии. Представьте себе, они на треть уменьшили смертность от осложнений атеросклероза! И на 10% уменьшили общую смертность!

Если бы эти препараты принимали наши больные, то из 100 умирающих (от любых заболеваний) – 9 могли бы выжить. А если речь идет о кардиологических заболеваниях – то из 100 умирающих – 30 могли бы жить. Это революция! И совершили ее люди, разработавшие эту технологию.

В Украине 23 миллиона людей, которым поставлен диагноз сердечно-сосудистых заболеваний – это половина взрослого населения. Из них – 11,5 миллионов – гипертоников, 8 миллионов с ишемической болезнью сердца. Каждый из этих больных должен принимать статины. Но этого не происходит, к величайшему сожалению.

– Почему? В чем проблема?

– Статины не назначаются врачами. Суммарно в упаковках их продается в Украине столько, сколько и новых автомобилей. Примерно полмиллиона в год машин и примерно 600 тысяч этих упаковок. Если разделим на 12 месяцев – получаем цифру: 50 тысяч человек принимают статины. 50 тысяч из 23 миллионов! Мы говорим – нужно снизить уровень смертности. И что? И не видим перед носом пути? Болезни сердца беспокоят людей во всем мире – это бич человечества. Во всех странах на первом месте по количеству выписанных рецептов и продаж стоят препараты для лечения сердечно-сосудистой системы. В Украине – в первой пятерке по продажам (по назначению врачей) – гастроэнтерологические препараты, которые помогают переварить пищу, затем следуют препараты, которые применяются для улучшения обменных процессов, за ними – препараты, которые применяются для улучшения потенции. Кардиопрепаратов – даже в десятке нет.

– Очевидно, мы – нация жизнелюбов – и нас больше волнует еда, питье и секс, чем переживания о своем побаливающем сердце? А прижмет – побежим за таблетками. Правда, можем опоздать, не добежать до аптеки….

– Забота о здоровье нации – не пустые слова, здесь очень много зависит от врачей. Американские врачи убедили своих граждан в необходимости принимать аспирин, сейчас после 40 лет каждый американец в целях профилактики использует этот препарат. В Европе 90% кардиологических больных получают статины (кроме тех пациентов, у кого индивидуально имеются противопоказания). Результат – налицо, кривая смертности от сердечно-сосудистых заболеваний резко ушла вниз. А что делаем мы? Выражаем соболезнования родственникам умерших пациентов? Треть, из которых, можно было спасти! И я не знаю, как переломить эту ситуацию. Я долгие годы писал и выступал перед врачами. Пытался корректно объяснить им методики – не обвиняя в ошибках. Но решил отказаться и от этого – не дает нужного эффекта...

Есть еще один способ привлечения внимания аудитории – провокация. Кто каблуком стучит, кто молотком по трибуне. Я обращаюсь сейчас к врачам-кардиологам: вы неграмотно лечите своих пациентов. Лечите в соответствии с соответствующими стандартами! Обижайтесь на меня – я прощу, если, обидевшись на меня, измените свою практику. Назначайте кардиологическим больным статины. Там, где это положено. Точка. И тогда через 3-4 года смертность нации значительно уменьшится.

Источник:  www.medobzor.net

Правовая информация: http://medstrana.com.ua/page/lawinfo/

«Информация для медицинских работников / первый живой профессиональный портал для практикующих врачей»