вход на сайт

Войти Зарегистрироваться

«Информация для медицинских работников / первый живой профессиональный портал для практикующих врачей»

Выбор направления медицины

Информационный блок

Новое на портале

Размер текста
Aa Aa Aa

Нереформирование здравоохранения как способ уничтожения страны

Андрей Набоков (добавил(а) 16 декабря 2009 в 13:50)
Добавить статью Распечатать

Слышал ли кто-нибудь, чтобы за прошедшие 16 лет независимой Украины крупный политик, политолог, экономист всерьез поднял бы тему реформирования здравоохранения? Хотя бы в период перед выборами, когда политикам так нужна тема для «заботы об избирателе»? Приходится признать, что нет. Видимо какой-то инстинкт подсказывает им, что эту тему лучше не трогать, даже теоретически, даже перед выборами. Что же такого «страшного» в этой теме?

Медицина – дело интимное и обсуждению не подлежит

Давно замечено, что природа человека такова, что проблемы со своим здоровьем он считает своим личным делом, не будет их обсуждать с незнакомыми людьми и уж тем более не с государством в лице чиновника. Равно справедливо и обратное утверждение: наш человек не интересуется здоровьем окружающих до тех пор, пока это не отразится на его собственном здоровье или здоровье его семьи. Наблюдая поведение человека постсоветского в его естественной среде обитания уже 16-й год, автор хотел бы вынести на суд общественности свое мнение о происходящих процессах и общие выводы, которые он делает из увиденного.

Слышал ли кто-нибудь, чтобы за прошедшие 16 лет независимой Украины крупный политик, политолог, экономист всерьез поднял бы тему реформирования здравоохранения? Хотя бы в период перед выборами, когда политикам так нужна тема для «заботы об избирателе»? Приходится признать, что нет. Видимо какой-то инстинкт подсказывает им, что эту тему лучше не трогать, даже теоретически, даже перед выборами. Что же такого «страшного» в этой теме?

Автор считает, что политическое чутье подсказывает нашим руководителям, что этой темы касаться нельзя никогда. Как только политик приближается к этому чудовищному гнойнику, который мы называем украинским здравоохранением, то его персональное чувство опасности и ощущение приближающейся катастрофы просто зашкаливает. Причем каждый из последующих политиков старается держаться от этой темы все дальше и дальше.

Почему же за такой период времени в обществе не возникло оформленного общественного мнения по вопросу о реформе здравоохранения? Ни одна партия, ни одно общественно-политическое движение, прорываясь к власти, даже не попытались не то, чтобы предложить свое видение реформы, но даже инициировать общественную дикуссию в Украине на эту тему.

Молчание по этой проблеме означает одно: политики не знают, что с этим делать. Традиционная тактика выжидания и предчувстие надвигающейся социальной катастрофы парализуют волю чиновников, ведь они отчетливо понимают, что если этот «пузырь» рванет, то снесет всех, и правых, и левых, и виноватых, и тех, кто стоял в сторонке. Отдельные выкрики отчаяния доносятся всегда снизу, из толщи нарыва, это либо очередные пострадавшие от нашего здравоохранения, либо профессиональный врач, у которого чувство справедливости пересилило чувство стадности.

Что только не становится предметом горячих дискуссий в нашем политикуме и в СМИ? И вопрос двуязычия, и памятники, и полномочия президента, и владение Криворожсталью, и цены на бензин, и Черноморский флот, далее по списку. Но вопрос, от решения которого действительно зависит дальнейшая жизнь каждого в государстве и само существования этого государства, не возникает. Более того, он даже на очереди не стоит!

Что будет, если ничего не делать?

Давайте вместе попробуем представить себе логическое завершение ситуации со здравоохранением при условии, что наши политики и далее продолжат свою тактику ничегонеделания. В настоящий момент мы имеем такие процессы в здравоохранении (нас пока не интересуют их причины):

  • Обветшание основных фондов учреждений здравоохранения (есть больницы, здания которых построены в 50-х годах, а есть и довоенные), в том числе и нелечебных учреждений, в частности СЭС.
  • Исчезновение поставщиков медицинских услуг в селах и районных центрах.
  • Снижение квалификации медицинских работников, в том числе и преподавателей.
  • Снижение качества преподавания в медвузах.
  • Увеличение процента медработников, обучающихся на платной основе.
  • Замещение украинских лекарственных препаратов более дорогими импортными.
  • Повальное самолечение.
  • Замещение эффективных лекарственных препаратов биодобавками.
  • Все большее количество запущенных случаев в стационарах при одновременном уменьшении количества обращений за помощью.
  • Урезание помещений больниц и земельных участков под ними. Появилась тенденция к захвату помещений крупных больниц в городах.
  • Финансирование, доходящее до больниц, оказывается достаточным только для того, чтобы выплатить медперсоналу зарплаты, которые ниже, чем средняя по стране. Даже на текущие нужды больниц средств нет.

Попробуем экстраполировать эти процессы, скажем, на 10 лет вперед. Доведенные до логического конца, выглядеть они будут примерно так:

2017 год, Украина. Функционируют несколько больниц в Киеве и крупных областных центрах, их жизнь поддерживается финансовыми вливаниями крупных производственных предприятий, которые уже чувствуют себя их владельцами. Все остальные медучреждения в стране либо брошены и разобраны на стройматериалы, либо функционируют только на бумаге, так как персонал давно разбежался, а те, что еще ходят на работу, помочь никому не могут. Даже больничные листы в районах не выдаются из-за отсутствия бланков. Операционные в районах закрыты по санитарным причинам. Для рутинного удаления аппендикса и простой рентгенографии нужно вести пациента на личном транспорте в областной центр или в столицу. В столице больницы разного профиля стараются держаться «вместе», пытаясь объединить ресурсы, в частности, становятся «общими» операционные, рентгеновские установки, лаборатории, автопарки. Анализам, приходящим из областных больниц уже давно никто не верит, и их приходится сразу же переделывать. Многие сложные анализы выполняются только по жизненным показаниям из-за отсутствия реагентов. Анализам из коммерческих лабораторий тоже никто не верит. Медтехника, поступившая в 90-х годах по гуманитарной помощи, отслужила свой ресурс несколько раз и давно сдана на металлолом. Купить для них запчасти нельзя, так как на Западе они давно сняты с производства. На всю страну функционируют несколько установок КТ и ЯМР, обследование только платное (цены выше европейских), очередь на год вперед, места в очереди продаются из-под полы. Многие крупные больницы в городах захвачены рейдерами и снесены, вместо них стоят жилые дома и офисные центры. Крупные оперативные вмешательства выполняются только после накопления соответствующего количества крови для переливания. Расцвет бизнес-донорства, доноры становятся богатыми и уважаемыми людьми. Кадровая обстановка в больницах близка к полному коллапсу. Поликлинические медсестры вымерли как класс, их работа выполняется единичными уцелевшими фанатиками-терапевтами. Единичные квалифицированные операционные и перевязочные медсестры – на вес золота и очень хорошо живут, работая в нескольких крупных столичных больницах сразу. Санитарки в стационарах отсутствуют совсем, всю их работу выполняют родственники пациентов.

Роддома функционируют только в областных центрах, роды только платные. В районах многие семьи уже финансово не могут позволить себе рожать в роддоме. Возродилась старинная профессия повитухи. Сельское население вообще не рожает из-за отсутствия женщин детородного возраста.

Из санэпидстанций функционируют только областные и то не все. О санитарной и эпидемиологической обстановке в районах становится известно только после массового поступления инфекционных больных в города. Периодически в крупных городах регистрируются и с больших трудом подавляются очаги инфекций, источниками которых являются беженцы из сел. Врачи снова узнают как выглядит холера, брюшной и с ыпной тиф, дизентерия. Повальная эпидемия туберкулеза, причем болеют все слои горожан. Вялая борьба с грызунами в больших городах, в районах борьба давно прекращена. Сифилис повсеместно встречается в быту и особого удивления уже не вызывает.

Система скорой и неотложной помощи функционирует только в групных городах и только на платной основе. Основная статья расходов – бензин. Какие-либо манипуляции на дому и в машине не выполняются либо из-за отсутсвия медикаментов, либо из-за низкой квалификации персонала.

Зато медицинский туризм переживает расцвет. Все уважающие себя турфирмы продают туры на лечение в страны ближнего и дальнего зарубежья. Цены на лечение за рубежом являются предметом живого обсуждения в любой компании. В каждой семье лежит заначка в валюте на случай болезни и внезапного тура за рубеж. Все горожане имеют загранпаспорт, не имеющий паспорта рискует отправиться на тот свет даже при наличии нужной суммы. Украинские светила медицины являются посредниками при госпитализации в западные клиники и имеют свой процент, как от пациентов, так и от клиник, а также от турфирм.

Невозможность лечить свой высший управленческий персонал на месте привела к тому, что менеждеры представительств западных компаний покинули Украину и их места заняли украинские наемные менеджеры. Следом за ними свои семьи вывезли из Украины первые лица крупных компаний, медиазвезды и политики. Уже считается само-собой разумеющимся, что руководство крупных фирм и предприятий живет с семьями за рубежом и руководит своими бизнесами по Интернету или редкими наездами. В число лиц эскорта крупного политика или бизнесмена теперь обязательно входит свой врач.

Хотел бы подчеркнуть, что нарисованная картина во многих чертах уже проглядывает в реальности, а не является апокалипсисом в отдельно взятом мозгу автора. Теперь попробум понять, как такое состояние медицины отразится на других сторонах жизни украинского общества и на психологии населения.

Постиндустриальная Украина в условиях джунглей

Описанная выше картина обречена стать реальностью из-за распада здравоохранения именно как системы, когда одна часть отрасли уже физически не может взаимодействовать с другими частями. Когда первичное звено медицины отсутствует совсем и пациент впервые видит врача, уже находясь одной ногой на том свете. Когда никто не знает, где в городе есть (и есть ли вообще) действующая операционная, когда никто не знает, где вообще можно достать донорскую кровь. Когда врач скорой помощи не знает куда везти пациента с аппендицитом, в ту больницу, которая сегодня дежурная по графику или в ту, где операционную еще не закрыла СЭС. Причем, что характерно, ситуация не будет зависеть от наличия высококлассного оборудования или даже квалификации врача. Можно иметь прекрасную современную рентгеновскую установку, но из-за перебоев в электроснабжении больницы и прыжков напряжения в сети сжечь ее в первый же день. Можно быть прекрасным детским хирургом, но не иметь возможности спасти даже своего собственного сына из-за отсутствия под рукой анестезиолога, способного дать наркоз маленькому ребенку. Можно иметь готовую операционную с персоналом, высококлассного микрохирурга, но не иметь возможности реплантировать кисть ребенку из-за того, что операционном микроскопе сгорела деталька стоимостью в один доллар, а запасной нет.

Что обиднее всего, такой обвал будет происходить очень медленно и коварно. Труднее всего заметить процесс, который сильно растянут по времени. Видеть его будут только те немногие, что еще работают в медицине и их все более редкие пациенты. Очень хорошо его будут видеть старики. Их самым лучшим другом (а часто и единственным) будет живущий рядом сердобольный врач или медсестра, благодаря советам которой они будут живы еще некоторое время.

В других областях жизни будет происходить прогресс. Прокатные станы будут катать листы, трубы большого диаметра, металл будет плавиться, подвижной состав на дорогах обновляться. Все более современными будут становиться автомобили (кроме автомобилей скорой помощи, естественно). Все более быстрыми будут компьютеры в домах и учреждениях (кроме тех, что стоят в немногих больницах). Все государственные учреждения будут обзаводиться источниками резервного питания (естественно, кроме больниц). Единичные закупки медоборудования будут распределяться только в столице и областных центрах. Интернет будет везде, кроме украинских больниц. Нормальные столовые будут на каждом шагу, но в больницах их не будет вообще. Как только человек будет заболевать, он из постиндустриального мира, где все проблемы решаются одним звонком или электронным письмом, будет попадать в джунгли средневековья, где самая маленькая проблема вырастает до вселенских масштабов, где ничего не работает, где даже законы рынка не действуют, потому что нет самого рынка. Где люди умирают потому, что какой-то маленький дрожащий от страха чиновник с начальным образованием просто забыл заполнить заявку на медикаменты. И как-же ему не забыть при такой-то зарплате? Где приносить медикаменты с собой в больницу уже бесполезно, потому что их некому грамотно применить. Где срочно закупать аппаратуру уже бессмысленно, потому что нужно полгода за границей учить персонал ею пользоваться. Где вся информация распространяется в виде слухов, происходящих от бабы Стеши в регистратуре. Любой серьезно заболевший в таких условиях будет на грани истерики, так как будет уверен, что его сейчас, как минимум ограбят, а как максимум – разберут на органы.

Естественно, что страну с таким здравоохранением не примут ни в Евросоюз, не в НАТО и ни во что. Страна, не имеющая системы жизнеобеспечения для собственного населения, никому не интересна и смешна. Хотя инвестиции в украинскую промышленность будут продолжаться, самой Украине это не даст ничего. Как минимум, половина населения будет жить в средневековье.

Украина как пустырь Европы

Демографические последствия такой жизни не заставят себя ждать. Уже сейчас наша демографическая пирамида имеет вид «умирающего общества», где стариков много больше чем молодежи. Автора могут спросить, но ведь в Европе есть страны, гораздо с меньшим населением, чем в Украине, и живут неплохо. Чем уменьшение населения смертельно? Из-за чего все эти вопли?

Проблема не в числе жителей, а в том, что страна с такой структурой населения вообще не имеет шансов. Автор, конечно, не хотел бы выдавать себя за специалиста-демографа, но любой учебник демографии скажет, что это катастрофа. Причем она уже идет. Молодежь просто убежит из страны, где каждому молодому придется кормить и лечить 5-10 стариков. И никакие призывы к патриотизму не помогут. Это просто невозможно.

Если ничего не делать, через несколько десятков лет ситуация, по моему мнению, будет следующая. Сельское население исчезнет, как класс. Останутся единичные сельские общины (возможно с религиозным подтекстом), полностью оторванные от жизни в городе и не желающие общаться с городскими. Жизнь сосредоточится в крупных городах, имеющих конкурентноспособные промышленные предприятия. Население в городах резко помолодеет, т.е. структура населения станет такой, какая она была в средневековой Европе, когда человек в 40 лет уже считался пожилым. Однако низкие зарплаты и отсутствие собственного сельскохозяйственного производства в стране приведут к тому, что больших семей не будет, т.е. даже это небольшое население будет продолжать сокращаться. Личное знакомство с врачом станет фактором выживания как индивидуума, так и украинской семьи в целом. Наука, в том числе и медицинская, к тому времени исчезнет совсем, так как она не нужна для прокатки труб, перевозки транзитных грузов и перекачке нефти и газа.

В конце концов владельцы предприятий, а мне думается, что к тому времени большинство украинских владельцев продадут свои бизнесы иностранцам (этот процесс уже пошел), увидят, что для развития производства им просто не хватает рабочих рук. Переносить производство в другую страну – очень дорого и хлопотно. Кроме того, для этого нужно остановить производство или перенести его на другие мощности. Гораздо выгоднее просто завести рабочих из других стран. И страна покроется общежитиями с иностранными рабочими. У этих рабочих появятся свои профсоюзы и они, рано или поздно, потребуют нормального медицинского обслуживания для своих членов. Заметьте, для членов профсоюза! И тогда в Украине появятся врачи-иностранцы, вначале они будут работать вахтовым методом, но по мере нарастания процента иностранных рабочих смогут поселиться в Украине. Для редеющего украинского населения будет за счастье попасть в врачу-индусу или медсестре-китаянке. Поколение иностранных рабочих будет гораздо здоровее своих украинских коллег просто из-за того, что будет нормально лечиться и получать большую зарплату, чем украинцы. Для снабжения едой иностранных рабочих владельцы предприятий начнут заводить свои подсобные хозяйства, которые имеют все шансы вырасти в полноценный аграрный сектор. Только это будет уже не украинский аграрный сектор! И не украинское здравоохранение! Ее границы будут охранять чужие солдаты, может это будут голубые каски, а может и нет. Эта страна будет только называться Украиной, но Украиной уже не будет...

А теперь...

Если читатель дошел до этого места, недеюсь он испуган настолько, чтобы согласиться, что здравоохранение — это фактически то единственное, что отличает современное общество от средневековья. Все современные технологии очень быстро превращаются в ржавое железо, если нет здорового и грамотного человека при этих технологиях. Единственным средством для производства этого продукта является современная система здравоохранения. Современная как по оснащению, так и по своей идеологии.

Так есть надежда? - спросит читатель. Автор не знает наверное, но пока в стране еще есть кого лечить, мы еще можем бороться.

Набоков А.Ю.

Правовая информация: http://medstrana.com.ua/page/lawinfo/

«Информация для медицинских работников / первый живой профессиональный портал для практикующих врачей»