вход на сайт

Войти Зарегистрироваться

«Информация для медицинских работников / первый живой профессиональный портал для практикующих врачей»

Выбор направления медицины

Информационный блок

Новое на портале

Размер текста
Aa Aa Aa

Джованни де Джироламо, психиатр, научный директор Центра клинических исследований Святого Джона, Италия

Редакция (добавил(а) 29 мая 2015 в 15:50)
Добавить статью Распечатать

- Спасибо Вам за участие в нашей конференции. Первый вопрос, который я бы хотела Вам задать, касается конференции по детской психиатрии, проведенной в Венеции в декабре 2014г. Ввиду нарастающей важности проблемы психического здоровья детей и подростков не только в Италии и в Украине, но и во всем современном мире, конференция по детской психиатрии в Венеции получила всестороннюю поддержку международных ассоциаций и Европейской Комиссии. Каковы, на Ваш взгляд, наиболее важные результаты и рекомендации данной конференции? Какие моменты Вы бы выделили как ключевые?

Я бы выделил три основных момента. В плане организации психиатрической службы и оказания населению психиатрической помощи очень важно, чтобы детская\подростковая и взрослая психиатрия очень тесно сотрудничали, постоянно разрабатывая официальные протоколы такого сотрудничества, что даст возможность оказывать психиатрическую помощь подросткам и молодым взрослым в возрасте от 15 до 25 лет, поскольку этот возраст является возрастом наиболее частого дебюта большинства психиатрических заболеваний. Поэтому очень важно организовать систему психиатрической помощи таким образом, чтобы мы были способны очень быстро и своевременно распознать заболевание у этого возрастного круга молодежи, убедить их начать и продолжить лечение. Это первый приоритет. Вторым приоритетом является обучение специалистов. Если мы хотим достичь ту цель, которая является нашим первым приоритетом, а именно – своевременная диагностика, лечение и поддерживающая терапия психических заболеваний у молодежи, мы должны изменить систему подготовки как детских и подростковых, так и взрослых психиатров, поскольку ни те, ни другие на сегодняшний день не располагают необходимыми знаниями и навыками, чтобы эффективно лечить молодых людей. Система подготовки должна быть нацелена на то, чтобы более эффективно лечить молодых людей, она должна быть более гибкой и приспособленной к нуждам этой возрастной категории пациентов. А у них есть очень специфические нужды, поскольку молодежь нуждается в очень компетентных, но очень доброжелательных докторах, в очень персонализированной, индивидуальной терапии, возможно, в фармакологическом лечении, если это необходимо – однако в очень, очень тщательно подобранном лечении, в очень низких дозах, чтобы предотвратить нежелательные побочные эффекты препаратов. Им нужны очень профессиональные психологи и психиатры соответствующего уровня подготовки, опирающиеся на доказательную базу в своих назначениях. Изменить и улучшить систему подготовки психиатров - это второй приоритет. Наконец, третий приоритет – это финансирование системы психиатрии. Подходы к финансированию также должны быть изменены и нацелены прежде всего на раннее вмешательство и специальные службы психиатрической помощи для молодежи. Эти службы должны иметь финансовую мотивацию к тому, чтобы составлять специальные программы помощи молодежи. Если на это будет выделяться больше финансирования, чтобы повышать эффективность таких программ, эти службы соответственно будут более мотивированы создавать подобные программы.

- Спасибо большое за Ваш ответ. Мы видим, что существует огромный потенциал для улучшения ситуации в области сотрудничества детских и взрослых психиатров. Однако пока эти меры будут реализовываться, пройдет время. На Ваш взгляд, какие шаги мы можем предпринять прямо сейчас для улучшения этого сотрудничества?

Мы можем улучшить ситуацию прямо завтра. Достаточно, чтобы главные специалисты в области детской\подростковой и взрослой психиатрии в каждом регионе начали общаться прямо сейчас. Следующим шагом будет организация их регулярных совместных встреч, где будут обсуждаться практические проблемы, например, проблемы подростков старше 17 лет – требуется ли им постоянное лечение, какое лечение они должны получать сейчас, и какое, когда им исполнится 18 лет – очень практические вопросы, чтобы эти молодые люди как можно легче прошли «переходный» путь от детского до взрослого возраста, в обстановке активного сотрудничества детских и взрослых психиатров.

- Спасибо. Мы четко понимаем, что эта группа – подростки и молодые взрослые в возрасте от 18 до 25 лет – является наиболее уязвимой. Вы также упомянули, что финансирование служб помощи таким пациентам является одним из приоритетов. Не могли бы ли Вы рассказать, как в Европе обстоит ситуация с государственным финансированием психиатрической помощи. Какова обычная практика с финансированием фармакологического лечения пациентов в возрасте от 18 до 25 лет? Покрывается ли оно за счет государственных средств?

- Мы только что закончили соответствующее исследование в 28 странах Европы и анализируем его результаты, которые пока представлены только в предварительном формате. Мы считаем, что во всех этих странах существует огромный потенциал для улучшения психиатрической помощи детям и молодым взрослым. В голове с трудом укладывается, как в одной стране Европейского Союза различные услуги, предоставляемые молодежи в плане психиатрической помощи, широко распространены и финансируются государством, а в другой количество таких услуг можно пересчитать по пальцам. Я думаю, что очень важно внедрить в систему психиатрической помощи финансирование услуг для подростков и молодых людей в возрасте от 15 до 25 лет – потому что, если брать очень широкий спектр психических заболеваний, подавляющее большинство их, практически все, манифестирует впервые именно в этом возрастном диапазоне, в эти 10 лет, которые являются решающими. К сожалению, большинство таких молодых людей впервые попадает на прием к психиатру гораздо позже – 5,10,15 лет спустя, а естественно, ситуация в психиатрии обстоит так же, как и с любыми другими заболеваниями: чем болезнь более запущена, чем труднее она поддается эффективному лечению. Поэтому, следуя примеру многих других специальностей – онкологии, кардиологии, нефрологии, нам надо внедрить методику раннего вмешательства – как можно раньше, как можно своевременнее и как можно эффективнее. И в этом плане нам следует улучшать систему психиатрической помощи подросткам и молодым взрослым.

- Да, в конечном счете, представленные Вами в докладе предварительные результаты исследования показали, что раннее вмешательство в психиатрии снижает нагрузку на общественное здравоохранение. Планируется ли какое-либо продолжение Вашего исследования? Вторая фаза, или наблюдение, или постоянный мониторинг?

- Сейчас сложно об этом говорить, поскольку мы только закончили сбор данных. Мы надеемся, что доступность этих данных, работа с коллегами, которые предоставили нам эти данные, и распространение среди них окончательных результатов будет являться стимулом к дальнейшим шагам по улучшению ситуации в области психиатрической помощи для подростков и молодых людей в каждой из 28 стран-участников Европейского Союза, а также в тех государствах, которые когда-то станут его членами, например, как Украина.

- Есть ли у остальных государств, например, у Украины, возможность участвовать в Вашем исследовании до вступления в ЕС?

- Да, мы будем рады, если Украина присоединится к исследованию, и именно это является причиной моего визита к Вам. Я думаю, что другие страны Восточной Европы извлекут огромную пользу от общения с западными коллегами. Я и приехал сюда, чтобы устанавливать личные контакты и налаживать сотрудничество в этом направлении.

- Планируете ли Вы на основе окончательных результатов исследования разработать общие рекомендации для стран Европейского континента?

 

- Как только мы получим окончательные данные, мы выделим две-три наиболее приоритетных проблемы, относительно которых мы разработаем рекомендации для правительств, министерств здравоохранения и клиницистов стран-участниц исследования.

- Согласно ответам 34% респондентов, ни одна из подгрупп детей и подростков в их странах не имеет доступа к психологическим\психиатрическим сервисам, которые соответствуют конкретно их потребностям (соответственно диагнозу). Что, на Ваш взгляд, можно сделать, чтобы улучшить доступ к таким специализированным сервисам и более эффективно адаптировать оказываемые услуги под нужды подростков и молодых взрослых?

 

- Конечно, это проблема. И она заключается, прежде всего, в необходимости подготовки специалистов соответствующего уровня, а также в разработке систем мотивации, в том числе и финансовой мотивации, для специалистов соответствующих служб, чтобы расширить горизонты их видения и возможностей и открыть для них новые перспективы.

- И последний, но не менее важный вопрос. Вы упоминали, что общественные организации (ассоциации пользователей сервисов) в Европе часто не принимают активного участия в разработке национальной стратегии психического здоровья для детей и подростков. Как, на Ваш взгляд, можно повышать информированность и уровень заинтересованности\участия самих пользователей в подобных проектах?

- Я думаю, что они должны увидеть, что и голос имеет значение, и к их предложениям прислушиваются. Если они увидят, что их предложения, мнения и рекомендации имеют значение, и действительно играют роль в разработке национальной стратегии, они будут более активно участвовать в сотрудничестве.

- Я хочу поблагодарить Вас за очень полезное и содержательное интервью. Спасибо!

Правовая информация: htts://medstrana.com.ua/page/lawinfo/

«Информация для медицинских работников / первый живой профессиональный портал для практикующих врачей»