вход на сайт

Войти Зарегистрироваться

«Информация для медицинских работников / первый живой профессиональный портал для практикующих врачей»

Выбор направления медицины

Информационный блок

Новое на портале

Размер текста
Aa Aa Aa

Амоксил К 625: безопасный и надежный антибиотик при лечении инфекционных заболеваний

Редакция (добавил(а) 11 октября 2011 в 15:39)
Добавить статью Распечатать

Лечение инфекционных заболеваний продолжает оставаться одной из самих частых проблем, с которыми сталкиваются практикующие врачи. В связи с этим, выбор наиболее эффективного терапевтического средства так же является исключительно актуальной задачей. В настоящем материале представлена максимально полная информация об антибактериальном препарате для системного применения Амоксил- 625.

Инфекционные заболевания продолжают оставаться наиболее распространенными патологиями людей. Их происхождение доказано давно. Еще древние врачи называли эти болезни контагиями и говорили о живом размножающемся заразном начале, выделяемом больным организмом: «… будучи порождены в одном человеке от общего предрасположения воздуха, они передают контагий другому» [1, 2].

Задолго до нашей эры многие инфекции были фатальными, унося жизни больших групп людей. После 1929 года, когда шотландский бактериолог А. Флеминг открыл мощное бактерицидное вещество пенициллин, началась эра антимикробной химиотерапии. Через несколько лет в 1935 году немецкий патолог и бактериолог Г. Домагк синтезировал сульфаниламиды – химические вещества с широким спектром антимикробного действия. Еще позже появились более эффективные полусинтетические пенициллины, бета-лактамные антбиотики, защищенные аминопенициллины, хлорамфеникол, тетрациклин и, в 50-х гг. прошлого века, аминогликозиды.

Грозят ли человечеству неизлечимые бактериальные инфекции?

Возбудителями инфекций могут быть практически все виды микроорганизмов и врачу любой отрасли здравоохранения ежедневно приходится решать вопросы рационального выбора антибиотика для обеспечения эффективной и безопасной терапии. В последнее время во всем мире этот выбор осложняется новой проблемой, имеющей глобальный характер, а поэтому требующей незамедлительного решения. Международная медицинская общественность обеспокоена бурным ростом заболеваемости антибиотик-устойчивыми инфекциями, вызванными микроорганизмами, которые производят расширенный спектр ферментов бета-лактамаз (ESBLs) [3]. Именно эти «метаморфозы» по-прежнему обеспечивают инфекционным заболеваниям лидирующие позиции в структуре смертности даже в высокоразвитых странах [4]. Среди детей в возрасте до 5 лет в странах с низкими доходами, инфекционные болезни являются причиной смерти более чем в 65 % случаев, а на Украине среди причин детской смертности инфекции занимают второе место [5].

Группу резистентных жизнеугрожающих микроорганизмов американское общество по инфекционным болезням (IDSA) обозначило как «ESKAPE»-патогены (от анг. escape – ускользать, спасаться). К «ESKAPE»-патогенам, способным эффективно «избегать» убийственного воздействия антибактериальных препаратов отнесли: Enterococcus faecium, Staphylococcus aureus (MRSA), Klebsiella pneumoniae, Escherichia coli, Acinetobacter baumannii, Pseudomonas aeruginosa, Enterobacter spр.

Огромную опасность в последние годы представляет также неуклонный рост смертельно опасных инфекций, вызванных резистентными штаммами микроорганизмов в госпитальных условиях, неадекватный выбор стартовой антибактериальной терапии и ее несвоевременность. В большинстве случаев к антибиотикам прибегают по истечении так называемого инкубационного периода развития инфекции, который наступает после заражения и характеризуется отсутствием признаков болезни. Длительность, как и исход, этого периода зависит от многих факторов и зачастую первые симптомы недомогания появляются уже при значительных нарушениях в организме, что затрудняет лечение. Более того, на ранних этапах лечения причинный микроб установить не всегда удается, и выбор лекарства осуществляется эмпирическим путем, исходя из имеющихся данных о фармакокинетических (биодоступность, концентрация в очаге поражения и др.) и фармакодинамических (спектр антимикробной активности, бактериостатический или бактерицидный характер действия на микроорганизмы) характеристиках антибиотика.

Учитывают также статистические данные о наиболее распространенных патогенах в регионе обитания больного и предполагаемую резистентность. Такой многоуровневый стартовый эмпирический подход в большинстве случаев позволяет существенно повысить приверженность пациентов лечению, уменьшить риск вероятных осложнений, частоту нежелательных эффектов, добиться улучшения терапевтических результатов.

В условиях эмпирической терапии, до установления этиологии заболевания, наиболее успешными являются антибактериальные препараты с широким спектром антимикробной активности, низким риском потенцирования резистентности и высоким коэффициентом безопасности. Сегодня таким условиям отвечают современные низко токсичные β-лактамные антибиотики: природные пенициллины, несколько поколений полусинтетических пенициллинов, несколько поколений цефалоспоринов, монобактамы, карбапенемы. Вместе с тем, большинство β-лактамов в последние годы исключены из практики, поскольку оказались неэффективными против инфекций, в этиологической структуре которых преобладают бактерии с высоким уровнем вторичной резистентности, прежде всего за счет продукции β-лактамаз [6]. Так, аминопенициллины прекратили назначать при лечении стафилококковых инфекций, поскольку более 80 % штаммов Staphylococcus aureus продуцируют β-лактамазы. В последние годы отмечено увеличение доли β-лактамазопродуцирующих штаммов H. Influenzae, одного из наиболее распространенных возбудителей заболеваний в амбулаторных условиях [7].

С проблемой устойчивости микроорганизмов медицина столкнулась еще до начала клинического применения пенициллина – первое сообщение об обнаружении штамма Escherichia coli, резистентного к пенициллину, датируется 1940 годом [8]. Именно тогда предположили, что причиной устойчивости к пенициллину этой грамотрицательной бактерии является ее способность образовывать ферменты, разрушающие структуру антибиотика. Позже, в 1956 году, доказали возможность ингибирования β-лактамазы с помощью β-лактамных структур. В результате в начале 70–х годов после длительных исследований был создан первый ингибитор β-лактамаз из культуры Streptomyces clavuligeris – клавулановая кислота [9]. После клавулановой кислоты были получены и другие ингибиторы β-лактамаз – тазобактам и сульбактам.

Впоследствии на основе β-лактамов разработали и стали широко применять новые «ингибиторзащищенные β-лактамы» – комбинированные препараты, состоящие из β-лактамного антибиотика (группа пенициллина, цефалоспорины) и ингибитора β-лактамаз (клавулановая кислота, сульбактам, тазобактам).

Амоксил-К 625: преимущество защищенных пенициллинов

Важным отличием защищенных пенициллинов (аминопенициллины) от предшественника ампициллина является лучшая всасываемость при пероральном приеме и создание в тканях и биологических жидкостях организма более высоких концентраций, позволяющих эффективно бороться с патогенными микроорганизмами. Основным преимуществом аминопенициллинов по сравнению с защищенными цефалоспоринами, да и макролидами, является активность относительно энтерококков и анаэробов. Кроме того, учитывая, что причиной внегоспитальных инфекций в 30 – 60 % случаев является стрептококк, высоко чувствительный к аминопенициллинам, эти препараты составляют основу антимикробной химиотерапии, занимая ведущее место при лечении большинства типичных инфекций [10].

Клавуланат имеет выраженную активность относительно важных с клинической точки зрения плазмидных бета-лактамаз, которые часто ответственны за возникновение перекрестной резистентности к антибиотикам.

Результаты масштабного международного мониторингового многоцентрового микробиологического исследования Alexander Project, проведенного в 1992–2001 гг., послужили основанием того, что комбинация амоксициллин/клавуланат была рекомендована в качестве препарата первого выбора для лечения инфекций респираторного тракта. В ходе данного исследования были изучены тысячи штаммов патогенных микроорганизмов (пневмококка, гемофильной палочки, моракселлы и др.), которые представляют значительную опасность для человека и наиболее часто приводят к развитию негоспитальных респираторных инфекций (пневмонии, обострения хронического бронхита и др.), и доказана высокая активность амоксициллин/клавуланата в отношении указанных бактерий: чувствительность к амоксициллин/клавуланату штаммов S. pneumoniae составляла 95,5 – 97,9 %, H. influenzae – 98,1 – 99,6 %, M. catarrhalis – 100 % (Jackobs M.R. et al., 2003).

Амоксициллин/клавуланат получил заслуженное мировое признание – эта комбинация была включена в руководства по лечению заболеваний дыхательных и ЛОР-органов в 150 странах мира (White A.R. et al., 2004) и в настоящее время, она является одной из самых назначаемых в мире среди антибактериальных средств для системного применения.

Одним из представителей современных лекарственных форм амоксициллина с клавулановой кислотой является отечественный препарат Амоксил-К 625 – полусинтетический антибиотик группы аминопенициллинов. Амоксициллин и клавулановая кислота содержатся в препарате Амоксил К 625 в дозах, адекватных для лечения бактериальных инфекций у взрослых и детей в возрасте старше 12 лет: 500 мг амоксициллина и 125 мг клавуланата в одной таблетке. Этих доз достаточно для создания высоких подавляющих концентраций амоксициллина в очаге воспаления и для ингибирования клинически значимых β-лактамаз. В таком соотношении при лечении легких и среднетяжелых инфекций Амоксил К 625 назначают по 1 таблетке 2 раза в сутки, что вполне приемлемо и удобно как для подростков, так и взрослых.

Амоксил-К 625: антибактериальная активность

Амоксил-К 625 оказывает бактерицидное действие относительно широкого спектра микроорганизмов, включая:

  • грамположительные аэробы: Bacillus anthracis, виды Corynebacterium, Enterococcus faecalis, Enterococcus faecium, Listeria monocytogenes, Nocardiaasteroids, Staph. aureus, коагулазонегативные стафилококки (включая Staph. epidermidis), Str. agalactiae, Str. pneumoniae, Str. pyogenes, Str. viridans;
  • грамположительные анаэробы: виды Clostridium, виды Peptococcus, виды Peptostreptococcus;
  • грамотрицательные аэробы: Bordetella pertussis, виды Brucella, Escherichia coli, Gardnerellavaginalis, Haemophilus influenzae, Helicobacterpylori,виды Klebsiella, виды Legionella, Moraxella catarrhalis (Branhamellacatarrhalis), Neisseria gonorrhoeae, Neisseria meningitidis, Pasteurella multocida, Proteus mirabilis, Proteus vulgaris, виды Salmonella, виды Shigella, Vibrio cholerae, Yersiniaenterocolitica;
  • грамотрицательные анаэробы: виды Bacteroides (включая Bacteroides fragilis), виды Fusobacterium;
  • другие микроорганизмы: Borrelia burgdorferi, виды Chlamydia, Leptospira icterohaemorrhagiae, Treponema pallidum.

Важно! Защищенные β-лактамы не действуют на некоторые облигатные внутриклеточно расположенные микроорганизмы (прионы, микоплазмы, риккетсии, легионеллы, бруцеллы и др.).

Амоксил-К 625: фармакокинетика

Абсорбция. Оба компонента Амоксила-К 625 (амоксициллин и клавулановая кислота) полностью растворимы в водных растворах при физиологических значениях рН, стабильны в присутствии желудочного сока, хорошо и быстро абсорбируются при пероральном применении.

Фармакокинетические параметры амоксициллина и клавулановой кислоты тесно связаны. Биодоступность составляет около 90 % и 75 % соответственно и не зависит от приема пищи. Максимальная концентрация обоих компонентов в сыворотке достигается приблизительно через 1 час после перорального приёма препарата. Концентрация амоксициллина в сыворотке крови, достигающаяся при приёме Амоксила-К 625, подобна таковой, которая достигается при пероральном приёме эквивалентных доз самого амоксициллина.

Сопутствующий прием пробенецида тормозит экскрецию амоксициллина, но не влияет на почечную экскрецию клавулановой кислоты.

Распределение. При применении внутрь терапевтические концентрации амоксициллина и клавулановой кислоты определяются в тканях и интерстициальной жидкости. Терапевтические концентрации обоих веществ выявляют в желчном пузыре, тканях брюшной полости, коже, жировой и мышечной тканях, а также в синовиальной и перитонеальной жидкостях, желчи и гное. Амоксициллин и клавулановая кислота слабо связываются с белками; исследованиями установлено, что показатели связывания с белками составляют 25 % для клавулановой кислоты и 18 % для амоксициллина от общих их концентраций в плазме крови. Не установлено кумуляции ни одного из этих компонентов в любом органе.

Амоксициллин, как и другие пенициллины, может выявляться в грудном молоке. Следовые количества клавулановой кислоты также могут быть выявлены в грудном молоке. Амоксициллин и клавулановая кислота могут проникать через плацентарный барьер. Однако не выявлено каких-либо данных относительно нарушения фертильной функции или вредного влияния на плод.

Выведение. Клавулановая кислота имеет примерно такой же период полувыведения (1 час), что и амоксициллин (1,3 часа). Основным путем выведения амоксициллина, как и других пенициллинов, является почечная экскреция, тогда как выведение клавуланата осуществляется и почками и путем внепочечных механизмов. Около 60 – 70 % амоксициллина и 40 – 65 % клавулановой кислоты выделяется с мочой в неизмененном виде в течение первых 6 ч после одноразового приема таблеток.

Амоксициллин также частично выводится с мочой в виде неактивной пеницилловой кислоты в количествах, эквивалентных 10 – 25 % принятой дозы. Клавулановая кислота в значительной мере метаболизируется в организме человека до 2,5-дигидро-4-(2-гидроксиэтил)-5-оксо-1Н-пирол-3-карбоксиловой кислоты и 1-амино-4-гидрокси-бутан-2-она и выделяется с мочой и калом, а также в виде диоксида углерода с выдыхаемым воздухом.

Амоксил-К 625: противовоспалительный и антимикробный эффект клавулановой кислоты

Итак, несмотря на длительную историю применения амоксициллина/клавуланат, который доступен уже 30 лет, чувствительность большинства микроорганизмов к нему сохраняется высокой [11]. Это происходит благодаря свойству клавулановой кислоты ингибировать β-лактамазы, что и повышает ценность препаратов β-лактамов в условиях интенсивного ежегодного роста резистентности микроорганизмов к макролидам, цефалоспоринам и фторхинолонам [12]. Кроме того, клавулановая кислота, являясь мощным ингибитором бета-лактамаз, обладает также собственной антибактериальной активностью. Это достигается за счет усиления лизиса бактериальной стенки вследствие соединения клавулановой кислоты с пенициллинсвязывающими белками (ПСБ) [13]. Исходя из этого свойства определился спектр антибактериального действия клавуланата:

  • Типичные микроорганизмы:
    • Стафилококки – Staphylocuccus aureus и коагулазонегативные штаммы,
    • Стрептококки – Streptococcus pneumoniae и Streptococcus pyogenes,
    • Энтерококки – Ent. faecalis и Ent. faecium,
    • Haemophilus Influenzae,
    • Moraxella catarrhalis,
    • Neisseria spp.,
    • Neisseria gonorrhoeae и Neisseria meningitidis,
    • Bacteroides spp.,
    • PeptoStreptococcus anaerobius,
    • Clostridium perfringens,
    • Pseudomonas aeruginosa,
    • Enterobacteriaceae,
    • Escherichia coli, Klebsiella pneumoniae, Proteus spp., включая индол-позитивные штаммы, Serratia, Enterobacter;
  • Атипичные микроорганизмы:
    • Chlamydia spp.,
    • Chlamydia trachomatis,
    • Chlamydia pneumoniae,
    • Legionella pneumophila,
    • aβ-лактамаза-позитивные и -негативные штаммы.

Амоксициллин/Клавуланат и противомикробный иммунитет

Присутствие клавулановой кислоты в комбинации с амоксициллином приводит к усилению внутриклеточной бактерицидной активности, киллер-функции полиморфно-ядерных лейкоцитов человека, стимуляции их хемотаксиса и адгезии. Тем самым повышается активность полиморфно-ядерных лейкоцитов человека относительно штаммов бактерий, продуцирующих и не продуцирующих β-лактамазу.

Амоксил-К 625: широкий спектр действия и естественный микробный пейзаж организма

К Амоксилу-К 625 чувствительны микроорганизмы, имеющие устойчивость к амоксициллину и его предшественникам, поскольку эти штаммы вырабатывают фермент бета-лактамазу. Однако, антибиотик действует не только на возбудитель заболевания, но и на весь микробный пейзаж. При этом вероятна селекция резистентных штаммов и тогда естественная микрофлора становится резервуаром устойчивых микроорганизмов и детерминант резистентности. Это может стать причиной недостаточной эффективности лечения в будущем. Длительное действие низких доз препарата, когда его концентрация на слизистых оболочках долго сохраняется на субингибиторном уровне, способствует развитию резистентности. Поэтому важно соблюдать назначение адекватных доз амоксициллин-клавуланата, оказывающих быстрый бактерицидный эффект.

Итак, выбирая антибиотик для лечения больного врач должен оценивать соотношение возможной пользы и вреда от его применения, эффективности и стоимости, доступность, удобство при использовании и т.д. Успешной терапии инфекционных заболеваний способствует хорошая ориентированность доктора в спектре действия, фармакокинетике, в микробиологическом влиянии препарата, а также информированность о его доказанной клинической эффективности и безопасности. В случае эмпирической терапии бэта-лактамаза-ассоциированных инфекций антибактериальный выбор должен основываться также на глубоком знании локального распределения патогенных микроорганизмов, их моделей восприимчивости, статистических данных о наиболее значимых в настоящее время и наиболее вероятных для конкретного больного возбудителей, а в идеале – на результатах индивидуального микробиологического тестирования.

Hа сегодняшний день в условиях распространяющейся антибиотикорезистентности оптимальным с точки зрения клинической эффективности, безопасности и доступности остается амоксициллин, защищенный клавулановой кислотой. Исторически и научно доказана его клиническая надежность и эффективность [14].

Проведенные исследования дают основания говорить об антибактериальных свойствах не только амоксициллина, но и клавуланата, причем независимо от того, являются ли патогенные микроорганизмы β-лактамазпродуцирующими или нет. При этом антибактериальный эффект усиливается также за счет иммуномодулирующих свойств клавуланата. В условиях постоянного роста антибиотикорезистентности обнаружение активности клавуланата против широкого спектра бактерий, особенно пневмококков, способствует эффективной терапии респираторных инфекций амоксициллин/клавуланатом.

Амоксициллин, защищенный клавулановой кислотой, обладает бактерицидным действием за счет угнетения синтеза бактериальной стенки широкого спектра патогенных микроорганизмов, что является крайне важным моментом при проведении стартовой эмпирической терапии. Препарат является гипоаллергенным и низко токсичным, практически не вызывает нежелательных побочных эффектов; обладает хорошей проникающей в очаги поражения способностью; недорогой и простой в производстве, химически стабильный (имеет длительный срок хранения) с низким риском развития бактериальной резистентности и удобный в использовании.

В.О. Стриж,
ДУ «Національний інститут фтизіатрії і пульмонології імені Ф. Г. Яновського АМН України»

Литература

  1. Заблудовский, П. Е. Развитие учения о заразных болезнях и книга Фракасторо. – М.: Изд-во АН СССР, 1954. – 323 с.;
  2. De contagione et contagiosis morbis et curatione Ubri tres [Text] / Girolamo Fracastoro, 1546.
  3. Arias, C. A. Antibiotic-Resistant Bugs in the 21st Century – A Clinical Super-Challenge [Text] / Cesar A. Arias, B. E. Murray // New England Journal of Medicine 2009. – Vol. 360, № 5.– Р. 439–443.
  4. Progress in Infectious Disease and Immunology [Text] / Gianna Zuccotti, Phil B. Fontanarosa // JAMA. – 2011. – Vol. 305, № 14. – Р. 1486–1487.
  5. Global View [Електронний ресурс] Режим доступу : http://www.globalhealth.org/infectious_diseases/global_view/.
  6. Treatment of streptococcal pharyngitis with once-daily compared with twice-daily amoxicillin: a noninferiority trial [Text] / Clegg HW, et all. // Pediatr. Infect. Dis. J. – 2006. – Vol. 25, № 9. – Р. 761–767.
  7. Drawz S. M. Bonomo RA. Three decades of beta-lactamase inhibitors [Text] / S. M. Drawz, R. A. Bonomo // Clin. Microbiol. Rev. – 2010. – Vol. 23, № 1. Р. 160–201.
  8. Abraham, E. P. An enzyme from bacteria able to destroy penicillin [Text] / E. P. Abraham , E. Chain // Nature. – 1940. – Р. 373–837.
  9. Reading, C. Ctavulanic acid: a beta–lactamase–inhibiting beta–lactam from Streptomyces clavuligerus [Text] / C. Reading, M. Cole // Antimicrob Agents Chemother. – 1977
  10. Овчинникова, А. Ю. Положительный опыт комплексного консервативного лечения острого и хронического гайморита в стадии обострения / А. Ю. Овчинникова, М. А. Панякина // Эффективная фармакотерапия. Пульмонология и отоларингология. – 2010. – № 2. – С. 84–90.
  11. Riley, L. Amoxicillin-clavulanate may be suitable for CAP [Text] / L. Riley // Infectious Diseases News. – 2005. – P. 28.
  12. Risks of extended-spectrum beta-lactamases [Text] // DTB. – 2008. – Vol. 46, № 3. – Р. 21–24
  13. Finlay, J. A review of the antimicrobial activity of clavulanate [Text] / J. Finlay, L. Miller , J. A. Poupard // J. Antimicrob. Chemother. – 2003. – Vol. 52, № 1. – Р. 18–23.
  14. A placebo-controlled trial of antimicrobial treatment for acute otitis media [Text] / P. A. Tähtinen et all. // N. Engl. J. Med. – 2011. – Vol. 364, № 2. – Р. 116–126.

Правовая информация: htts://medstrana.com.ua/page/lawinfo/

«Информация для медицинских работников / первый живой профессиональный портал для практикующих врачей»